Гарин-Михайловский Николай Григорьевич

Материал из DarlingCity - история каждого дома
Перейти к: навигация, поиск
Н.Г. Гарина-Михайловского

Вглядываясь в его историю, мы с благодарностью вспоминаем человека, которому наш город в большой степени обязан своим рождением: Николая Георгиевича Гарина-Михайловского - вдохновенного инженера-изыскателя, строителя многих железных дорог на огромных пространствах России, талантливого писателя и публициста, автора тетралогии "Детство Темы", "Гимназисты", "Студенты" и "Инженеры", видного общественного деятеля, неутомимого путешественника и первооткрывателя.

Родился Николай Георгиевич 8 февраля 1852 года в старинной дворянской семье, когда-то одной из наиболее богатых и знатных в Херсонской губернии. Крестили его царь Николай I и мать революционерки Веры Засулич.

Детские и отроческие годы Николая Георгиевича, совпавшие с эпохой реформ 1860-х гг. - временем решительной ломки старых устоев, прошли в Одессе, где у отца, Георгия Антоновича, был небольшой дом и недалеко от города - имение. Первоначальное образование, по традиции дворянских семей, он получил дома под руководством матери, затем, после недолгого пребывания в немецкой школе, учился в одесской Ришельевской гимназии (1863-1871 гг.).

В 1871 году Н.Г. Михайловский поступил на юридический факультет Петербургского университета, но, не сдав экзамена по энциклопедии права, в следующем году с блеском выдержал экзамен в Институт путей сообщения. В пору студенческой практики Михайловский ездил кочегаром на паровозе, строил дорогу из Молдавии в Болгарию и тогда уже понял, что в труд надо вкладывать не только ум, физическую силу, но и мужество; что труд и созидание в. выбранной им профессии связаны воедино и дают богатое знание жизни и постоянно побуждают искать пути ее преобразования.

После окончания в 1878 году института со званием "гражданского инженера путей сообщения, с правом производства строительных работ", молодого инженера направили в Болгарию, только что освобожденную от многовекового османского владычества. Строил порт и дороги в районе Бургаса. Русские инженеры были первыми, кто пришел в Болгарию не разрушать, а созидать, и Николай Георгиевич этим очень гордился.

С тех пор первоклассный инженер в трех ипостасях: изыскатель, проектировщик и строитель - Николай Георгиевич Михайловский всю жизнь строил тоннели, мосты, прокладывал железные дороги, работал в Батуме, Уфе, в Казанской, Вятской, Костромской, Волынской губерниях и в Сибири. Принимал горячее участие в создании Великой Сибирской железной дороги. "Специалисты уверяют, - писал А.И. Куприн, - что лучшего изыскателя и инициатора - более находчивого, изобретательного и остроумного - трудно себе представить".

"Про меня говорят, - сообщал Николай Георгиевич в одном из своих уфимских писем к жене, - что я чудеса делаю, и смотрят на меня большущими глазами, а мне смешно. Так мало надо, чтобы все это делать. Побольше добросовестности, энергии, предприимчивости, и эти с виду страшные горы расступятся и обнаружат свои тайные, никому не видимые ходы и проходы, пользуясь которыми можно удешевлять и сокращать значительно линию".

Большой патриот, Н.Г. Гарин-Михайловский мечтал о том времени, когда его Родина покроется сетью железных дорог, и не видел большего счастья, как работать во славу России и приносить "не воображаемую, а действительную пользу". Сооружение железных дорог он рассматривал как необходимое условие развития экономики и безопасности государства, будущего расцвета и могущества своей страны. Учитывая недостаток средств, отпускаемых казной, он настойчиво выступал за удешевление постройки линии за счет разработки новых, наиболее выгодных вариантов и внедрения более совершенных методов строительства.

В статьях о Сибирской железной дороге он с увлечением и страстью отстаивал идею экономии, с учетом которой первоначальная стоимость железнодорожного пути была понижена со 100 до 40 тыс. рублей за версту; предложил публиковать отчеты о "рациональных" предложениях инженеров, и выдвинул идею "суда критики", публичного обсуждения технических и других проектов "для избежания прежних ошибок" и пополнения "копилки человеческого знания".

В 1891 году Н.Г. Гарин-Михайловский руководил изыскательской партией, выбравшей место строительства железнодорожного моста через р. Обь для Великой Сибирской железной дороги, и своим "вариантом на Кривощеково" создал условия для возникновения Новосибирска - одного из крупнейших промышленных, научных центров нашей страны. (Почему не через Томск?) Самым трудным участком был подход к Обско-Енисейскому водоразделу. Обсуждалось множество вариантов. В дикой стране с непривычно суровым климатом, невзирая на лишения, колоссальное напряжение сил, изыскательская партия Михайловского скрупулезно прокладывает (один за другим) варианты пересечения Оби и выбирает наилучший, наикратчайший, самый выгодный: там, где великая река течет по скалистому ложу меж скалистых берегов у села Кривощёково. Большую роль в выборе места для железнодорожного моста сыграл инженер Викентий-Игнатий Иванович Роецкий. Именно его отряд, входивший в состав пятой изыскательской партии, проводил подробные изыскания в этом районе. На правом берегу Оби рос дремучий нетронутый лес. Николай Георгиевич писал в своем дневнике: "Пока здесь вследствие отсутствия... железных дорог все спит... Но когда-нибудь ярко и сильно сверкнет еще здесь, на развалинах старой - новая жизнь".

В нем все было незаурядным: внешний облик, мысли, дела... "Передо мной вырастает стройная фигура юноши, со смуглым лицом, с седыми волосами, с юношески светлыми глазами. Вы не верите, что ему 50 лет. Вы не скажете, что это стареющий человек. Такие горячие глаза, такое подвижное лицо, такая приветливая улыбка могут быть только у юноши". Так писал о Николае Георгиевиче геолог Б.К. Терлецкий, его приемный сын. Сохранилось немало фотографий, запечатлевших Николая Георгиевича, однако они не отражают до конца динамизма и обаяния этого удивительного человека.

Пожалуй, более яркое впечатление составляет словесный портрет, написанный А.И. Куприным: "У него была стройная, худощавая фигура, решительно небрежные, быстрые, точные и красивые движения и замечательное лицо, из тех лиц, которые никогда потом не забываются. Всего пленительней был в этом лице контраст между преждевременной сединой густых волнистых волос и совсем юношеским блеском живых, смелых, прекрасных, слегка насмешливых глаз - голубых, с большими черными зрачками. Голова благородной формы сидела изящно и легко на тонкой шее, а лоб - наполовину белый, наполовину коричневый от весеннего загара - обращал внимание своими чистыми, умными линиями. Он вошел и уже через пять минут овладел разговором и сделался центром общества. Но видно было, что он сам не прилагал к этому никаких усилий. Таково было обаяние его личности, прелесть его улыбки, его живой, непринужденной, увлекательной речи".

Николай Георгиевич Михайловский (как писатель он выступал под псевдонимом Н. Гарин: от имени сына - Георгий, или, как звали в семье, Гаря) прожил удивительно яркую жизнь. Стоит перечитать все написанное им, чтобы глубже познать душу и сердце этого одаренного русского человека, которого современники считали талантливым, веселым и склонным к озорству человеком, умевшим прекрасно рассказывать о своей трудной, но удивительной работе инженера-путейца и не менее талантливо писать о пережитом и виденном.

Покой претил кипучей натуре Николая Георгиевича. Его стихия - движение. Он исколесил всю Россию, совершил кругосветное путешествие и, по свидетельству современников, свои произведения писал "на облучке" - в купе вагона, в каюте парохода, в номере гостиницы, в сутолоке вокзала. И смерть настигла его "на ходу". Николай Георгиевич умер вскоре после возвращения из армии, на редакционном заседании журнала "Вестник жизни". Это случилось 27 ноября 1906 года. Его, отдавшего крупную сумму для нужд революции, оказалось не на что похоронить. Собрали деньги по подписке среди питерских рабочих, интеллигенции. Царский режим не жаловал ярких самородков, подобных Гарину-Михайловскому. Его дважды увольняли из системы Министерства путей сообщения, травили, держали под надзором полиции. При жизни к нему пришла слава как к писателю Н. Гарину. А сейчас он известен и как выдающийся инженер-созидатель, беззаветный русский просветитель.

Новосибирцы увековечили память о Н.Г. Гарине-Михайловском, присвоив его имя привокзальной площади, станции метро Гарин-Михайловский, школе, одной из библиотек города. Произведения Н.Г. Гарина-Михайловского и материалы о нем не однажды выходили в Западно-Сибирском книжном издательстве и печатались в журнале "Сибирские огни".